• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:20 

Що занадто...

Вот думала, с кем бы поделиться, поделюсь тут.
До сих пор не сходит с лица улыбка от общения с одним презанятнейшим персонажем. Но, в то же время, понимаю, что улыбка - это потому, что у меня все хорошо. А было бы чуть менее хорошо, могла бы не на шутку расстроиться.
А суть в том, что я просто написала на сайте парню, чье лицо показалось мне знакомым. Он с ходу предложил мне секс, я сказала, что ищу лишь общения, и мы таки пообщались, но... Он, несомненно, не глуп. Утверждает, что его IQ 158 и ему крайне сложно, до физического дискомфорта, общаться с теми, у кого он гораздо ниже. У меня пониже, что уж греха таить, хотя тоже гораздо выше среднего, если верить тестам. Но ему маловато, видимо, и на всем протяжении общения он пытался меня унизить, а я с этого прикалывалась. Эдакий обоюдный троллинг. Местами было весьма забавно - все-таки интеллектуальный троллинг имеет свое очарование. Почему-то в процессе было очень смешно от его попыток показать свое превосходство, а в ретроспективе стало его жалко. Я, конечно, не имею права судить, но, допустим, людей его уровня (если он не врет в цифрах, конечно) во всем Харькове наберется, допустим, десяток. Это же на какое глобальное одиночество человек себя обрекает, ограничивая круг своего общения людьми с коэффициентом интеллекта выше 140?
Ну, в общем, двоякое впечатление, да. Вроде и мегаприкольный чел, но когда тебя не уважают, это мерзковато...
Хай живе й пасеться) А за перманентную улыбку на полночи ему все же спасибо.
Вот.

02:21 

То, что сидит внутри

Когда-нибудь, когда мои дети вырастут и больше не будут нуждаться в моей опеке, когда мне будет хорошо за полтинник и это будет совершенно неуместно, я, пожалуй, все же возьму и проедусь автостопом по Европе. Или по России. Или по Америке. Может быть, даже одна. Просто так. Потому что мечты должны сбываться.

Слишком много "если", скажете?

А плевать. :-)

03:05 

Скучное счастье

Я счастлива.
И по жизни, и в браке.
Основательно, глубоко и искренне.
По крайней мере, на данный конкретный момент и последние полтора года.
То, что без всяких мелочных неурядиц жизни не бывает - это в расчет не принимается. На то они и мелочи.
А ведь как минимум одна проблема, оказывается, есть. И достаточно, на мой взгляд, серьезная. И заключается она именно в том, что я счастлива - точнее, вытекает из этого. Как оказалось, для многих людей - причем именно тех людей, общение с которыми я ценила очень сильно и к которому стремилась и продолжаю стремиться, - счастливая и замужняя я перестала быть интересной. Да, я не спорю, немалую часть наших разговоров занимали мои рассказы о моих приключениях и злоключениях на любовном и сексуальном фронте, а также жалобы и приколы по этому поводу, но ведь общение этим не ограничивалось. Для меня, по крайней мере, и хотелось бы верить, что для них тоже. И я сейчас - все та же я, с тем же глубоким внутренним миром, пошловатым и местами непонятным чувством юмора, творческой свободомыслящей натурой и... и... и... Не могли же они ценить меня лишь за то, что я так просто говорю о сексе? Кстати, поговорить о нем я и сейчас вполне себе могу. А не только поговорить они от меня и тогда не особо ждали. Ну, по крайней мере, половина из них так точно. Я готова простить отстранение тем, кто не мыслил общение со мной без секса или хотя бы теоретической его возможности, но как же остальные? Что же это получается? Мне периодически казалось, что моя депрессивность и вечные жалобы скорее отталкивают от меня людей, а по факту все наоборот, и со мной теперь и вовсе не о чем поговорить?
Конечно, когда ритм жизни устаканивается и начинает ограничиваться работой и домом, немного сужается диапазон получаемых впечатлений, которыми можно поделиться. И да, я больше не могу себе позволить сорваться в три часа ночи к черту на кулички только для того, чтобы поболтать и просто потому, что захотелось. И то, что я стараюсь быть хорошей и - особенно - верной женой, тоже не прибавляет яркого разнообразия моему сексуальному опыту, но ведь это же еще не значит, что я изменилась и стала простой, мелкой или глупой. Всего-то и изменилось, что я не трахаюсь больше с кем попало. А я как личность, которую, как мне казалось, они во мне ценили, осталась прежней. Или нет?...
И это при том, что мне сейчас безумно не хватает именно такого общения - искреннего, задушевного, многочасового, запойного, иногда выносящего мозг и уходящего в глубокую философию, а иногда ограничивающегося просто приколами, но неизменно настоящего. Более того, мне хочется делиться своим счастьем. И еще хочется, чтобы кто-то хоть иногда щекотал мне нервы дерзкими идеями и провокациями, пытался выбить из колеи, заставлял спорить. Возможно, именно для того, чтобы найденное счастье ощущалось острее.

"Потому что вечное лето - это тоже скучно" (с) Чиж

04:51 

В добрый путь...

Некоторые вещи слегка выбивают меня из колеи. За последний месяц я узнала о смерти двух людей. Людей плюс-минус моего возраста, которых я лично знала. Более того, с которыми мы вполне могли бы по-настоящему подружиться, проработай мы вместе чуть дольше. Об обоих узнала из контакта. О Димке - из стихов на стене Леры. Об Ире - с ее странички, зайдя на которую, чтобы поздравить ее с днем рождения, я увидела на стенке "R.I.P." Оказалось, ее не стало еще в мае.
Они были хорошими людьми. Светлыми, добрыми, умными. Правильными. И не потому что "de mortuis", а потому что правда.
Не знаю, есть ли смысл что-то об этом писать, ведь понятно же, что без этого не бывает. Что и помимо них смертей вокруг не сочтешь, в том числе не менее трагических. Но все равно не по себе как-то... Даже при всем моем чрезмерно толерантном отношении к смерти, даже при том, что за последние несколько лет мы не сказали друг другу и пары фраз...
Просто скажу: пусть вам будет - где бы, кем бы и как бы вы ни были - хорошо.

19:04 

Сакс

Саксофон пленит меня с детства. Окно моей комнаты выходит на угол моего же дома, и уже много лет назад, иногда по воскресеньям и совсем изредка в другие дни сосед с верхнего этажа брал в руки этот удивительный инструмент и наигрывал нежные, ненавязчивые мелодии. Чаще всего это происходило летом, и в открытые окна доносились звуки непрофессиональной, но искренней игры, которые хотелось слушать и слушать… Я никогда не знала этого человека, даже если и пересекалась с ним где-нибудь в коридоре, но очень благодарна ему за эти моменты красоты и счастья.

@музыка: Kenny G - Forever In Love

08:56 

"Перевяжи эти дни тесемкой..."

Знаешь, я ведь начинала его для тебя, а теперь даже не знаю, заглядываешь ли ты сюда хоть изредка. Мне же в последнее время отчаянно хочется писать, но сумасшедший график с двумя работами, учеником, периодически появляющимися мужчинами, а теперь еще и танцами не оставляет мне времени порой даже на сон, не говоря уже о творчестве…

Но вот читаю Полозкову (да-да, ту самую Полозкову, которую сейчас читают все) – и она мне нравится… Мне тоже хочется вот так что-нибудь выдать, с само-цинизмом и обрывающимся ритмом, чтоб прямо в душу…

«…а тот, кого ты забыть не можешь, ни «мсти», ни «выпусти», ни «прости» - живет, улыбчив, холен, рекламен и любит ту, что погорячей; благополучно забыв про пламень островитянских твоих очей» (с) Вера

А ты счастлив - и учишься любить по-настоящему. Более того, у тебя это, судя по всему, получается. И я рада за тебя – с горечью, со слезами в глазах, но искренне. Мне обидно, конечно, что ты выбрал не меня, мои комплексы торжествуют, а тараканы празднуют победу, и именно отсюда мои периодические едкие замечания тебе в аську, но на самом деле ваше счастье того стоит, и мне кажется, что они тебя даже почти не трогают… Ты весь там, в вашем чувстве, в ней… Я ревную, конечно. Я тебя ко всем всегда ревную, несмотря на осознание бессмысленности этого занятия.
Ты так и не сказал, чем она лучше. И не скажешь. Но мне кажется, я знаю. И не потому, что она моложе, красивей и обеспеченней… А потому что свободней. Я просто не умею, как она – жить, быть, обладать, любить - и мне приходится признать, что, наверное, так даже лучше. Для вас так наверняка.

А вот это - ну разве не гениально в своем императивном лаконизме?

«…отрада – в каждом втором мальчишке, спасенье – только в тебе самой; не верь сомнениям беспричинным; брось проповедовать овощам; и не привязывайся к мужчинам, деньгам, иллюзиям и вещам»…(с) Вера

Я, пожалуй, даже отвыкну когда-нибудь. Хотя вообще очень здорово вот так, с обнаженной душой… Все такое яркое и значимое. Плевать на боль, мне нравится чувствовать.

Здравствуй, моя любимая осень…

00:59 

Лаконизм

«Страшно хочется, чтоб она тебя обожала,
баловала и берегла…
И напомни мне, чтобы я больше не приезжала.
Чтобы я действительно не смогла…»
(с) Вера Полозкова


Я не знаю, нужно ли еще что-то писать…

02:41 

Ностальгия по творчеству

«Не слышно песен, льющихся из сердца…»

По тихой грусти взяла в руки гитару и вспомнила старые песни. Свои песни – те, которые писала лет 10-7 тому назад, когда уже и еще писалось. И неплохо ведь писалось: даже не льстя себе, мне до сих пор не стыдно за те тексты. Не гениально, конечно, но и не слишком примитивно. Более того, мне даже не верится иногда, что я – тогдашняя, 16-летняя, такое писала. Потому что только сейчас, с высоты нескольких лет почти полного творческого застоя, я могу смотреть на свои стихи достаточно отвлеченным, беспристрастным взглядом, и способна анализировать то, что тогда писалось «из меня», почти помимо меня, и не осмысливалось, а изливалось. Потому что тогда было плохо, если не излить. Потому что было беспокойно, бессонно, бессмысленно без. Потому что покой, сон и смысл приходили лишь тогда, когда исчерканные мелким бисерным почерком огрызки бумаги (а тогда это еще были романтичные времена рукописных стихов) складывались в нечто целое и переписывались в стройные столбики строк, где доминировал смысл, а форма приходила будто бы сама собой – легко, летяще, быстро.

«Просто слагать строки,
Просто любить ветер,
Просто забыть сроки,
Времени не заметить»


Это было здорово – творить. Я больше не могу так, к сожалению. Конечно, все еще бывает порой, что зацепившая фраза или мысль просится наружу, но просится уже не столь настойчиво и, поварившись где-то на краю сознания пару дней в будничной суете, в конце концов, все-таки уходит.

«Любовь умрёт просчитанной и голой,
Презрение и страх заменят честь,
Певец свободы проклянёт свой голос,
Пророк уйдёт с котомкой на плече»

Не проклянет, так потеряет.
Жаль. Мне так не хватает этого порой. Ловли ускользающего смысла, поисков истины, вечных проблемных тем, метаний, отречений, переосмыслений.
Влюбленностей, сумасшествий, самоубийств.
Боли…

«Ударь. Надломи. Не жалей - жалость есть униженье.
Я вынесу всё, кроме жалости. Что же ты ждёшь?
Но только бояться не смей - страх ведёт к пораженью,
А я ведь всего лишь ребёнок, любящий дождь…»


Он сказал тогда, на суде: «мне жаль тебя». Нарочно сказал, прочитав, - солгал. И было это в позапрошлой жизни, которая мне кажется почти чужой, и лишь старые клятвы и бледные шрамы напоминают о том, что это действительно было, и было со мной.

«Шаг вперёд - там моё сердце,
Крик назад - там моя вечность»


А сейчас… Наверное, я все-таки старею. Я, конечно, влюбляюсь, радуюсь, страдаю, разочаровываюсь, задумываюсь и ищу – но как-то… мелко, что ли. Не до криков в пустоту, не до слез на всю ночь, не дотла и не до переворота всего мировоззрения с ног на голову… И иногда мне от этого страшно. Страшно от того, что, вместо того, чтобы в очередной раз отправиться на поиски истины, стирая ноги и душу в кровь, я хожу на работу, зарабатываю деньги, ем, сплю, иногда занимаюсь сексом, все реже вижусь с друзьями и почти не говорю о том, что болит. Называю жизнью лишь частично осознанное существование, любовью – привязанность и счастьем – редкие моменты гармонии с окружающим миром.
Счастливые люди не пишут. Да, я, наверное, слишком счастлива стала для творчества. Для истинного творчества. Потому что, когда действительно плохо и это «плохо» ищет выход, я все-таки пишу – но либо что-нибудь беспардонно-провокационное вроде «Юбилея», либо отчаянно-риторическое вроде «Ненависти». Да, я пишу – и это ключевое слово, «я». Ибо не мною и не из меня. Десятки раз перечитываю и редактирую написанное, чтобы оно «звучало», натягиваю рифмы на слова и буквально впихиваю строки в размер. И все равно остаюсь недовольна результатом. Да, я могу выдавать вполне стройные «ремесленные» стихи. Но это уже совсем не то. Написала вот давеча один, но мне из него нравится – да и то не на 100% - только последняя строфа. А свой последний приличный стих я написала в 2007. Тоже, конечно, не срок, может, все еще будет…

И будет новое утро
Будет холодно где-то
Будут новые мысли
Будет новая жизнь
Будет грустно кому-то
В тишине предрассветной
Будут сонные листья
В осеннем танце кружить

И будут зимы и вёсны
Лета и лета по кругу
Будет новая радость
Будет солнце сквозь дождь
Будут те же вопросы
Себе и друг другу
Будет новая правда
Будет новая ложь

И будут в поисках истин
Найдены новые веры
Будут новые боги
Свои творить чудеса
Будут песни и письма
Нести печать откровений
Будут чьи-то эпохи
Взлетать к чужим небесам…

Песня возрождения. Было очень светло и как-то… истинно, если вы поймете, о чем я. По-настоящему. Значимо. Ярко. Я искренне надеюсь, что я еще когда-нибудь смогу так. Да, для этого нужно снова сгореть, а меня некому и нечему сейчас сжечь, но мне хочется верить, что я еще не настолько погрязла в рутинном существовании, чтобы совсем забыть о поиске того, что до сих пор не найдено и не может быть найдено, но поиск чего порою представляется мне единственно возможным смыслом.


«И я готова посвятить себя исканию ответа,
Чтобы не найти ответ»

02:12 

Люблю ли я?

Когда мне кажется, что я люблю, я говорю «я люблю тебя». Потому что, если я верю в это здесь и сейчас, то здесь и сейчас это правда. Моя правда, которая редко бывает объективной, но которая остается для меня определяющей. И мне не стыдно это сказать.
А что значит любить человека? Столько уже сказано на эту тему: «Любят не за что-то, а вопреки», «Я люблю тебя не за то, кто ты, а за то, кто я рядом с тобой», «Любить – это когда двое сморят не друг на друга, а в одном направлении», «Любовь – это когда счастье другого человека становится непременным условием твоего счастья»… Да наверняка вы слышали и читали множество подобных фраз, особенно в нынешнюю эпоху Интернета, когда люди узнают о жизни друзей из статусов в соцсетях, где почти каждый грешит повторением банальных истин и чужих мыслей разной степени удачности. Многие из этих утверждений спорны. Большинство банальны. Некоторые кажутся нам истинными, и мы неустанно делимся ими с окружающими.
А вопрос остается.
Я когда-то писала: «Я люблю тебя. Что может быть банальнее? Сотни тысяч людей каждый день говорят друг другу эти слова… Пряча за ними люблю-хочу, люблю-останься, люблю-вернись, люблю-нужен, люблю-привычку, люблю-игру, люблю-шутку, люблю-ложь…
А я тебя просто люблю. Я не знаю, что это и как это, но я знаю, что это есть».
Нет, я могу, конечно, разложить все по полочкам. Тем более, что я вообще склонна к рефлексии и самоанализу.
Есть за, есть вопреки.
С какой-то стороны, он во многом противоречит тому образу, который снился мне в юности, и тому «идеалу», который я выстроила логически.
Ему не хватает мужественности, инициативности, решительности.
У меня фетиш на низкие мужские голоса – у него он довольно высокий.
У меня фетиш на сильные мужские руки – у него они не крепче моих.
У меня фетиш на серо-стальные глаза – у него они темно-карие.
Мне больше нравится голая грудь – он похож на медвежонка.
Мне всегда нравились зрелые мужчины – он младше меня.
Мне всегда нравились творческие личности – он физик.
Я всегда влюблялась в сумасшедшинку – он флегматичен и рассудителен.
Мне импонирует образ побитого жизнью воина – он неженка и домашний мальчик.
Мне нравятся ухоженные и стильные мужчины – он мало внимания уделяет внешности.
И уж тем более я никогда не могла представить, что я скажу «люблю» человеку с подобными сексуальными предпочтениями.
(Ох, и попадет же мне за «неженку»!)
С другой стороны, он высок, строен, привлекателен, длинноволос (и ему это идет – еще один мой фетиш), неглуп, воспитан, начитан, нежен, предупредителен, понятлив, не брезглив, обладает хорошим чувством юмора; состоит в хороших отношениях с родителями, положительно относится к животным и детям; умеет готовить; не курит, не употребляет наркотики, не напивается, даже когда пьет, занимается спортом; много читает, много слушает музыку и смотрит фильмов; имеет собственное мнение и в состоянии его отстаивать, может быть весьма интересным собеседником.
С третьей стороны, у нас действительно много общего. Примерно одинаковое социальное происхождение (а это, как показывает практика, весьма важно даже в нашем, не кастовом, обществе); похожие (хоть и не идентичные) предпочтения в музыке, литературе, проведении досуга, еде; схожая жизненная философия, непротиворечивое отношение к религии, политике, обществу… Я думаю, что у нас была бы достаточно высокая бытовая совместимость – вот только ни один из нас почему-то не рассматривает другого как партнера по жизни…
С четвертой, мне безумно нравится ряд моментов, которые попросту делают меня счастливой.
Засыпать в его руках.
Целоваться без стеснения.
Держаться за руки.
Смотреть в глаза.
Обниматься.
Смеяться.
Беситься.
Гулять.
Плакать у него на плече после трогательного фильма.
Видеть, как он смеется над моими глупыми шутками и знать, что он понимает мой специфический юмор.
Чувствовать, как послушно отзывается мое тело на его ласку.
Искать его тепла.
Хотеть его.
Доверяться ему.
Отдаваться ему.
Скучать по нему.
Отпускать его.
Принимать то, что мы не будем вместе.
Понимать без слов.
Кричать.
Петь.
То, как он касается моего лица.
То, как он обнимает меня сзади, когда я готовлю.
То, как он реагирует на мои прикосновения.
То, как по-детски непосредственно он ищет мою руку у себя за спиной, идя впереди меня по ступенькам.
То, как предупредительно он поддерживает меня за талию в транспорте.
То, как он терпит все мои депрессивные самокритичные пассажи.
То, как он упорно не желает говорить что-то, что сделает мне больно. Но все равно не соврет, если я настою.
То, как он пытается соответствовать моим представлениям, не ломая себя.
То, как он интуитивно понимает, что мне нужно.
То, как он заставляет меня чувствовать себя любимой, не любя…
То, что с ним можно не притворяться.
То, что с ним можно быть откровенной и рассчитывать на откровенность в ответ.
То, что с ним можно называть вещи своими именами и не казаться при этом излишне циничной.
То, что его можно любить.
И это даже не слишком больно…

02:37 

Хорошо

Так хорошо, когда есть нейтральный выход эмоциям.
Сегодня дочитала «Скрута», и так хотелось чего-то такого… не плакать, нет, и даже, наверное, не поделиться с кем-то, но как-то выразить, что ли. Так кстати пришлась давно не просившаяся в руки гитара. И откуда-то появился голос, который я боялась, что сорвала вчера, после пяти часов подряд работы в шумном ресторане, и вспомнились давно не играные песни, и даже где-то в глубине заворочалось почти забытое желание творить. Совсем чуть-чуть, не до мучительного творческого томления, которое не отпускает, пока не создашь, а просто напоминаем о том, что оно где-то живо.
И все, и больше ничего не надо. Мир услышал то, что я хотела сказать. Так хорошо, что ему не обязательно говорить словами.
Так хорошо…
Хотя писать – тоже хорошо. А еще можно, например, танцевать. Или рисовать – хотя я совершенно не умею рисовать. Или бежать по зеленому лугу, когда счастье пахнет ветром и разнотравьем. Или стоять на краю волнореза и позволять неспокойному морю заливать ступни барашками волн. Или ходить босиком по теплым летним лужам, смеясь в лицо грозе и ловя удивленные и чуть завистливые взгляды жмущихся под козырьками и прячущихся под зонтами прохожих. Или лежать на верхней полке и смотреть в окно мчащегося куда-то поезда, когда ритм колес на стыках рельс совпадает с ритмом любимой музыки в наушниках плеера. И много еще таких «или».
Чувство радости и единения с миром.
Я люблю, когда оно приходит вот так, само по себе.
Хотя, казалось бы, просто книга…

22:52 

Теория вероятности

Какова вероятность того, что я, как человек, в принципе не отличающийся гиперобщительностью и не приобщенный к богемной жизни, могу знать телефонные номера двух художников из Харькова с одинаковым именем, причем познакомиться с ними в один и тот же год на одном и том же сайте? Не программистов, заметьте, не юристов или, там, торговых представителей, а именно профессиональных художников. Не думаю, что очень велика. И, тем не менее, факт остается фактом – не далее как сегодня я умудрилась отослать сообщение не тому Вове-художнику, которому оно предназначалось. Вышло очень забавно, особенно в разговоре с «не тем» Вовой, который, получив достаточно провокационное сообщение, не замедлил мне перезвонить и крайне озадачил меня вопросом, а кто я вообще такая и откуда у меня его номер. У меня ушло минут десять, прежде чем я осознала, что никто меня не разыгрывает, что это все-таки два разных человека, и «Владимир-художник» - еще не достаточно персонифицированная запись в телефонной книге. Вот так вот.

22:11 

О знакомствах (наболевшее)

Наверняка все слышали (в различных вариациях) знаменитую фразу:
"Мечта всякого российского интеллигента - женщина, несомненно умная, интеллигентная, культурная, образованная, порядочная, интересная в общении, и при этом в постели - похотливая самка, и ненасытная...Сучка!" (с) А.С.Пушкин
Не единожды встречала я ее и в анкетах мужчин с сайта знакомств. Более того, я понимаю, что подобную женщину счастлив был бы видеть рядом с собой практически любой мужчина.
НО!
Товарищи, давайте рассуждать трезво. Допустим, существует вышеописанная женщина, которая при этом (о, ужас!) осознает свои достоинства. Скорее всего, она тоже захочет видеть рядом с собой мужчину, который будет умен, интеллигентен, культурен, образован, порядочен, интересен в общении и при этом Дон Жуан в постели. И вот здесь начинается несоответствие. Вы все хотите от женщины красоты, ухоженности, спортивности, порядочности, сексуальности, отсутствия вредных привычек, желательно при этом ума, нежности и недюжинных кулинарных способностей. Знание Камасутры и девственность приветствуются. И не дай бог, ее будут интересовать ваши деньги!
Вопрос: а что вы в таком случае можете предложить ей в обмен на все это?
Я еще понимаю, когда подобные требования выставляет красивый, подкачанный молодой мужчина в элегантном костюме, на фоне своей (!) инфинити, с грамотно написанной анкетой и с членом в 20 см (предположим, что такое чудо каким-то неведомым образом все же занесло на сайт знакомств). Но когда того же самого (и не меньше!) ждет небритый штукатур за 40, без высшего образования и собственной жилплощади, в затасканных спортивных штанах, майке и с бутылкой пива на фотке – это уже, простите, смешно.
Я все это к чему, собственно. Я не считаю себя мега-красавицей, не провожу половину своего свободного времени в салонах красоты, спортзалах и соляриях, не наращиваю ногти, ресницы и волосы, очень скромно пользуюсь косметикой, не обновляю свой гардероб каждые две недели, и у меня объективно присутствует некоторое (небольшое, заметьте) количество лишнего веса. У меня нет собственного жилья, дорогой машины и бизнеса. Поэтому я понимаю, что вот тот самый красавчик с инфинити мне вряд ли напишет, готовый пасть к моим ногам. Но при этом я остаюсь мечтой всякого российского интеллигента (умная, интеллигентная, культурная, образованная, порядочная, интересная в общении, и при этом в постели - похотливая самка и ненасытная сучка). Кроме того, я достаточно привлекательна, женственна, чувственна, естественна, с утра выгляжу точно так же, как и вечером (лично мне кажется, что даже лучше); не курю, почти не пью, не употребляю наркотики, редко болею; независима финансово и стабильна эмоционально; меня проще довести до оргазма, чем до истерики, я крайне редко повышаю голос и категорически не умею ссориться; я хороший профессионал; не обременена штампами, детьми, долгами или обязательствами; умею готовить/убирать/стирать/гладить/вышивать крестиком/шить/вязать/плести макраме/фенечки и т.д. (хотя кому оно надо?) Меня не интересуют клубные тусовки, модные женские журналы, телевизионные сериалы и ток-шоу, фешенебельные рестораны, дорогие шмотки, духи и косметика. Я люблю книги, фильмы, музыку, театры, путешествия, вылазки на природу, скорость и приключения. Я не боюсь мышей, пауков, крови, темноты и грязной работы. Меня любят мамы моих мужчин, животные и маленькие дети. Я интересный, творческий человек, с хорошим чувством юмора и грамотной речью. Я обожаю секс и у меня никогда не болит голова. Я умею делать массаж, минет и блинчики с красной икрой. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы мужчины, с которыми я общаюсь, были умны, привлекательны, интеллигентны, образованы, грамотны, финансово независимы, эмоционально зрелы, интересны и достаточно свободомыслящи, чтобы не ограничивать интимную близость двумя позами под одеялом в темноте. Вы заметили, насколько список того, что я могу предложить, длиннее того, что я прошу? Но, как показывает практика, даже это могут предложить считанные единицы…

19:31 

Вишневский

Только что дочитала «Одиночество в Сети».
Сказать, что это сильно – это не сказать ничего. Ни над какой другой книгой мне еще не хотелось плакать так часто. Это очень эмоционально, с первых строк и до самого конца. И очень больно. По-хорошему больно, если можно так выразиться – она заставила меня почувствовать, что я все еще способна переживать и сопереживать литературным героям, как живым людям, если не больше. Потому что они потрясающе живые и такие трогательные.
Очень искренняя книга. Я уже не говорю о том, что в ней невероятным образом сочетаются комедия, драма, фантасмагория и реальность.
И можно до бесконечности спорить, правильным ли было решение главной героини, потому что это именно тот случай, когда не может быть правильного решения. Потому что в жизни редко бывает черное или белое, все больше оттенки серого…
Всем, кто еще не читал, очень советую.

23:20 

Carpe diem

Говорят, что лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном, и я, в общем-то, согласна с этим утверждением. И тем не менее, так много иногда хочется сделать – здесь и сейчас, - но не делается. Потому что… Да какая разница, почему? Нормы, условности, страх, мало ли. Факт остается фактом: момент упущен. Миг, который уже не повторится.
В последнее время одним из довольно навязчивых желаний такого рода для меня является желание дотронуться до кого-нибудь привлекательного, оказавшегося в опасной близости от меня в метро или другом общественном транспорте. Просто дотронуться – до изящных пальцев, до нежной кожи шеи, до бархатистой щеки; поиграть с прядью чьих-то таких мягких на вид волос; ощутить под своими пальцами игру напрягающихся под загорелой кожей мускулов... Волна чувственности, которая охватывает меня при этом, почти непреодолима, но при этом в ней совершенно нет похоти, нет желания обладать, нет, пожалуй, даже эротизма.
Я закрываю глаза и представляю – но не делаю. Никогда не делаю – не поймут. Не поддаюсь этому желанию, подобно тому, как не поддаюсь стремлению шагнуть с обрыва в пропасть или с платформы на рельсы: почему-то кажется, что это одинаково бессмысленно. Ведь вероятность того, что человек улыбнется в ответ на ласку незнакомца, а не отстранится, раздраженный, до обидного мала. Мы вынуждены бесцеремонно вторгаться в личное пространство друг друга, но свято чтим то последнее, что все же остается.
А иногда в вагонной толчее просто наслаждаюсь близостью чьего-то тела, чьим-то щекочущим дыханием на своей шее. И вот здесь главное – запах. Обычно я мало внимания уделяю запахам, но в эти моменты он принципиально важен. К сожалению, мужчины часто пахнут неприятно, а девушки – слишком сильно. Но я все равно стараюсь найти приятные моменты даже в такой обыденной и частенько неприятной вещи, как общественный транспорт в час пик. Пусть даже и воображаемые.

Хотя, кто знает, может быть, когда-нибудь, – я вообще известная любительница совершить безумство-другое на досуге.

01:43 

Опыт

Предыстория.

Маленький угловой столик в дешевой столовке, недалеко от входа, от которого то и дело веет холодом, твердые стулья с прямыми спинками, облупившийся рисунок на стене, простой чай из пакетиков и пластмассовая палочка вместо ложечки. Мимо постоянно снуют туда-сюда люди, некоторые из которых оказываются знакомыми и прерывают нить беседы. Не тихо. Не уютно. Не романтично.
Впрочем, при наличии приятного и интересного собеседника на подобные мелочи внимания не обращаешь. Собеседник, к счастью, оказался приятным, и разговор длится уже не первый час, ни капельки не надоедая. Обсуждено многое, и уже без стеснения затрагиваются весьма интимные темы.
Рассказываю о девушке, которую я когда-то любила – а возможно, люблю и до сих пор. Как она невероятным образом сочетает в себе внешность модели, ум философа, душу поэта, сексуальность гетеры, богатство нувориша и простоту человека, не видящего смысла в пафосе. Как меня восхищает то, сколько всего она успела пережить за свою жизнь, которая лишь на год длиннее моей собственной: три высших образования, собственный бизнес на Украине, на Кипре и в Штатах, операции с недвижимостью, карьера на телевидении, профессиональные занятия вокалом, путешествия, отношения, связи, стихи. Я одинаково живо могу представить ее в каком-нибудь кабинете, проводящей бизнес-тренинг, в строгом деловом костюме, с безупречным макияжем, маникюром и стилем речи; в модном ночном клубе, изящно двигающейся в такт музыке, с коктейлем в руке, в коротком, откровенном на грани неприличия дорогом платье, на шпильках и с выражением легкой брезгливости на красивом лице, когда приходится отшивать пристающих малолеток; за рулем хорошего автомобиля, снявшей высокие сапоги и переобувшейся для удобства в кроссовки, ругающейся матом на других водителей и на наглых пешеходов, курящей сигареты одну за другой; на подоконнике в нашем старом офисе, в рваных джинсах, с чашкой остывающего кофе в тонких пальцах, философствующей на всевозможные темы или откровенничающей о своей жизни, с ухмылкой поглядывая на меня, плохо скрывающую желание сгрести ее в охапку и поцеловать… Черт возьми, я ведь этого так ни разу и не сделала.
Нет, этого я уже не рассказывала, это я ударяюсь в воспоминания, да и суть не в этом.

Суть.

Мой собеседник в ответ вслух задумался о том, сколько же он сам успел в жизни повидать, начал перечислять страны, в которых побывал, какие-то события, которые запечатлелись яркими картинами в его памяти. Я слушала его с улыбкой – столь наивным мне показалось искреннее стремление доказать, что «я ведь тоже…» – а самой вдруг стало безумно интересно, в чем же именно измеряется жизненный опыт. Уж явно ведь не в прожитых годах. Возможно, еще потому, что не столь давно другой мой знакомый выдал фразу, которая тоже заставила меня задуматься. Дословно не процитирую, но общий смысл в том, что я – единственный в его жизни человек, у которого жизненного опыта больше, чем у него самого. И это при том, что сама я считаю свою жизнь достаточно банальной – меня миновала улица, дискотеки, прогулы, ранний секс, курение, наркотики, скоротечные романы, драки, автостоп, боевые искусства, дикие смены имиджа, ссоры с родителями, сбегания из дому и другие подобные прелести (и в кавычках, и без) юношества, которые иногда помогают взрослеть и заполняют память событиями различной степени важности. Меня лишь частично коснулись религиозные секты и субкультуры. У меня всегда был дом, в который отовсюду можно вернуться, я всегда прилежно училась, с блеском окончила школу и университет и не нуждалась в деньгах с тех пор, как стала сама их зарабатывать.
Да, я рано начала подрабатывать – но любой, росший в бедной семье в 90х, меня поймет.
Да, я посетила ряд европейских стран – но была там по туристическим путевкам, в общей сложности обошедшимся мне в немногим более тысячи долларов – вполне подъемная, по нынешним временам, сумма.
Да, у меня было много мужчин – но мало с кем из них меня связывало что-то, что хоть как-то можно было бы назвать отношениями.
Да, я много чего по мелочи умею – но практически не применяю эти умения.
Да, я много чего по мелочи знаю – но в большинстве своем поверхностно.
Да, я немного умею писать – но как же мне все-таки далеко до профессионалов…
В принципе, я считаю себя человеком достаточно опытным, достаточно неглупым и достаточно интересным, чтобы несколько выделяться из так называемой «толпы» (примем пока за данность, что некая абстрактная усредненная толпа все же существует, хотя у меня свои мысли по этому поводу).
С другой стороны, я не сказала бы, что мой жизненный опыт можно рассматривать как сколько-нибудь впечатляющий.
Я понимаю, что все относительно, но тем не менее.

Так в чем же?
В количестве увиденных мест? Да вроде нет.
В количестве рожденных детей? Бред.
В количестве совершенных ошибок? Допустим, осознанных и исправленных? Хм.
В материальных достижениях? Спорно.
В числе преодоленных трудностей? Но мало их преодолеть, нужно вынести что-то из этого.
В объеме накопленных знаний? Вряд ли.
В количестве полученных умений и навыков? Ближе, но тоже не совсем.
Хотя, вот если объединить последние два и добавить к ним мудрость, то получается что-то похожее на правду. Но что есть мудрость и как измерить все остальное?

Размышления.

Пришла в голову весьма любопытная мысль: столь многое зависит от умения преподнести информацию. В самой банальной и скучной жизни можно найти несколько событий, ярко описав которые, даже без преувеличений, лишь правильно расставив акценты, можно добиться восторженных комментариев аудитории. Недаром же говорят, что о жизни любого человека можно написать роман. И будут говорить, что человек этот столько пережил, так настрадался – Личность! В частности, тот парень судил по моим рассказам и по написанной мною книге, которая местами весьма эмоциональна, хотя и предельно правдива.
С другой стороны, самая яркая, глубокая, осмысленная, насыщенная событиями и переживаниями жизнь, принимаемая как должное, вполне может остаться незамеченной. Представьте, например, Григория Сковороду (ни у кого, думаю, не возникнет сомнений в том, что это – Личность), рассказывающего о своей жизни очередному приютившему его крестьянину: «Да что, родился, вырос, батрачить не хочу, брожу вот теперь». Бродяга себе и бродяга.
Ведь мы живем, как ни крути, в субъективном мире. Мы судим о людях (да и не только о людях) по тому, что мы о них знаем – а знаем в большинстве случаев из того, что они сами о себе рассказывают либо что о них рассказывают другие. Не так много тех, кого мы годами познаем, так сказать, в деле. Не так часто мы позволяем себе довериться собственному сердцу – нет, нам подавай факты, истории, события…
Но это уже вопрос восприятия, а не сути.

00:56 

Больно...

Один из тех моментов, когда мне становится больно до слез – это когда смотришь в глаза увязавшейся за тобой бездомной собаке, закрывая перед ее носом дверь и оставляя ее снаружи, в темноте, холоде, голоде и одиночестве. Когда умом понимаешь, что вроде бы ни в чем не виноват, ты не звал ее за собой, не кормил, не трогал, и всех не приютишь, да даже одну не приютишь – кошка не примет, – но сердцем чувствуешь, что предаешь это такое доверчивое и почти беззащитное создание, которое стремилось обрести в тебе надежду на дом и уют. Когда идешь и умоляешь ее: пожалуйста, остановись, не беги за мной, не надо, нам обоим будет только больнее – но ее вера сильнее твоих уговоров. Когда поражаешься воле и настойчивости, позволяющей, раз за разом получая отказ, все равно не сдаваться, не начинать ненавидеть всех и вся, как сделало бы большинство людей, а продолжать надеяться. Ведь дом – это так просто. И так много…
И ладно еще, если это просто тощая и старая лишайная псина, к которой испытываешь лишь жалость с легкой примесью брезгливости, гораздо хуже, когда вполне симпатичный и бойкий лохматый зверь, с которым не стыдно было бы выйти с утра на прогулку…
Иногда я ненавижу этот мир – за тоску в этих влажных глазах.

«Вот бы где-нибудь в доме светил огонек,
Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке...
Я бы спрятал клыки и улегся у ног,
Я б тихонько притронулся к детской щеке.
Я бы верно служил, и хранил, и берег –
Просто так, за любовь улыбнувшихся мне...
Но не ждут, и по-прежнему путь одинок,
И охота завыть, вскинув морду к луне.»
(с) Мария Семенова

17:52 

Как все начиналось

Началось все с зависти. Или с ревности – это смотря как посмотреть.
Конечно же, я могла выбрать более красивое слово, но к чему мне притворяться? Нужно уметь быть честной, хотя бы с самой собой.
Так вот, началось все с того, что дорогой мне человек потратил два дня на чтение дневника одной девушки и долго его переосмысливал. Естественно, мне стало любопытно, что может так сильно увлечь небезразличного мне человека (ревную, конечно), и попросила ссылку. Дневник оказался закрытым, но он любезно предоставил мне свой логин и пароль. Доверяет. Приятно. Но я не об этом.
Я влюбилась в эту девушку с первых строк. Прочтение дневника у меня заняло гораздо больше двух дней, потому что я не читала его запоем, но прочитано было все – все, написанное за три года человеком безумно интересным, достаточно плодовитым в творческом плане и несомненно талантливым. И – очень похожим на меня. Я не могла сдержать улыбки, узнавая себя в каждом посте, готовая подписаться под почти каждым словом. Нет, мы, конечно, очень разные: и внешне, и по стилю жизни, и по опыту за плечами. Во многом мне до нее далеко – отсюда зависть. Но зависть не злобная, а основанная на восхищении. Я даже переступила через свою гордость и сказала ей об этом – лично. Но это совсем другая история.
В любом случае, было здорово знать, что есть в мире такой вот человечек (это я нежно, на самом деле – Человечище!), который, как и я, мечется в поисках себя, правды, справедливости, образов, самовыражения. И – находит. А это, поверьте, многое значит.
Я сказала ему, что, если бы я писала дневник, он был бы чем-то подобным. Я солгала. Точнее, слукавила – мне далеко до ее стиля. Я не мыслю ее образами, я гораздо более прагматична и менее эрудированна, хотя нас действительно волнуют похожие проблемы.
Он сказал, что ему было бы интересно читать мой дневник, если бы я его писала.
Это был своего рода вызов. Не от него, но для меня.
А я привыкла принимать вызовы.

Что ж, Дневник, приветствуй нового пользователя.
А я, в свою очередь, приветствую тебя. Надеюсь, мы подружимся.
Раньше, когда писали дневники, обращались к ним, как к живым людям, как к собеседникам, всегда готовым выслушать и понять, неизменно молчаливым, но почти одухотворенным: «Здравствуй, Дневник! Ты знаешь, сегодня…»
Он не комментировал. Он не давал советов. Он просто был – выходом эмоций, выдохом переживаний, выражением мыслей. Он писался тайком, для себя, «в ящик», без надежды, что его когда-нибудь прочтут – по крайней мере, при жизни автора.
Имело ли это смысл? Безусловно. Облеченная в слова, обреченная на оформление, мысль становится понятнее и прозрачнее, прежде всего для автора. Терзающие душу переживания, ложащиеся строками на бумагу, уже не кажутся такими всепоглощающими. Разрывающие сердце на куски чувства, описанные словами, уже не кажутся столь сильными. Это возможность посмотреть на себя одновременно изнутри и со стороны. А со стороны всегда проще судить объективно.
Высказано. Выражено. Излито. И вот – уже высыхают белыми бороздками на щеках слезы, тяжелеет голова, смыкаются веки. Аккуратно закрывается чернильница, тщательно запирается в стол толстая тетрадь, тушится оплывшая свеча. За плотными шторами окна – ночь на грани рассвета. Автора ждет постель и новый день. А дневник – несколько новых часов или дней в темноте и забытьи. Он сыграл свою роль.
Ведь нам, по сути, не нужны советы. Спрашивая совета, человек ищет не чужого мнения, а подтверждения собственного. Он давно уже выносил и обдумал это решение, но ему так хочется, чтобы оно совпало с чьим-либо еще. Мы так боимся ответственности за совершение чего-то из ряда вон. Мы так боимся отвечать за свои ошибки.
Поэтому нам не настолько нужно мнение, сколько понимание. Не столько совет, сколько подтверждение. Не столько критика, сколько приятие. И дневник дает их. Любому.
Здесь же все несколько иначе. Здесь могут быть и советы, и критика, и комментарии. Но, наверное, я никогда бы не зарегистрировалась на этом ресурсе, если бы не надеялась, что кто-нибудь это прочтет. Задумается. Возможно, что-то решит. Возможно, что-то напишет. Возможно, просто останется безразличным и закроет страничку – таких будет большинство. Пускай. Я не ищу популярности. Я вообще, наверное, не ищу. Поиск предполагает какие-то активные действия, а я лишь собираюсь в очередной раз заняться душевным эксгибиционизмом. Это – просто дневник. Просто очередная лазейка в мир виртуальности из одиночества реальности. Просто… я?
Вероятно, здесь будет много абстрактных размышлений.
Возможно, здесь будет много откровенности и секса.
Наверное, здесь будет прилично соплей и саможалости.
Наверняка здесь будет много одиночества и поиска истины. Бессмысленнейшее, по сути, занятие, но такое порой увлекательное.
Если кому-нибудь это покажется интересным – добро пожаловать.

Просто...

главная